Anton's Weblog

Another roof, another proof.

Самарканд. Часть 2

Саша

Несмотря на усталость я прекрасно понимал, что вероятность встретить в это время иностранца в Самарканде, который еще и собирается мне помочь, близка к нулю. Поэтому, не успев даже увидеть источник английского изречения, я сразу заговорил по-русски: “К сожалению, мне сейчас мало что поможет”. Не сказать, чтобы я был в отчаянии, скорее, сказывался долгий перелет и неопределенность ситуации, в которой я оказался.

В этот момент я закончил процесс поворота головы и обнаружил перед собой мужчину лет 35–40. Он был в очках, в голубой клетчатой рубашке и джинсах. В руках был пакет с какими-то продуктами. Мужчина был удивительно интеллигентного вида. Умные и добрые глаза сразу вызвали у меня некоторую симпатию. Напряжение спало, и я в паре фраз описал ситуацию, в которой я оказался. “Пригласили, не встретили, гипса пока нет”. “Студент, математик, из Москвы”. Я извинился за столь резкое начало разговора и высказал сомнения в том, что он мне как-то может помочь: в этот момент я рассматривал вариант отеля “Президент”.

Саша, а именно так звали одного из моих будущих спасителей, нисколько не удивился ситуации, в которой я оказался. Более того, он мне даже обрадовался. Он извинился за то, что не может приютить меня у себя, так как у него болеет мама, которой он тут же позвонил, чтобы предупредить, что задержится. “Сейчас мы что-нибудь придумаем”, — сказал он.

Наверное, в этот момент я должен остановиться, чтобы вкратце описать те крупицы Сашиной биографии, которые он мне сообщил. По образованию он архитектор, учился и жил в Москве. Был женат, но развелся. Вернулся в родной Самарканд, где преподает английский в университете (единственном и том самом, на базе которого проходило мероприятие) на факультете иностранных языков. Кроме этого, он подрабатывает частным гидом для иностранцев.

Саша тут же сообщил мне, что никакой университетской гостиницы не существует и что так, очевидно, местные организаторы торжественно назвали общежитие. По удивительному стечению обстоятельств оно находилось рядом с факультетом иностранных языков, который был в шаговой доступности, напротив уже поднадоевшего мне “Президента”. Итак, мы направились искать общежитие.

Общежития

Уже минут через 15 мы стояли рядом с будкой охраны части университетской территории. Мой спутник попытался узнать у стражей, где точно находится общежитие. В этот момент я впервые пронаблюдал языковой барьер, который меня озадачил. Саша почти не говорил по-узбекски, а охранники не то чтобы блистали знаниями русского. Не знающим никаких границ языком жестов мы-таки выяснили, где же был вход в общежитие. При этом наши собеседники всеми силами пытались нам объяснить что-то еще, что уже было за гранью размахивания руками.

Дверь оказалась закрытой. Причем как мы туда ни стучали, сезам не открылся. Надо сказать, что свет горел в нескольких окнах. Здание было угловой формы и из окон соседнего крыла несколько подростков с интересом наблюдали за нами, двумя путниками, которые в столь позднее время (около десяти вечера) занимаются чем-то очень интересным — колотят в дверь.

Саша сразу предупредил, что в обрыдший “Президент” идти ни в коем случае не стоит. Заплачу я сумасшедшую сумму. Мы находились в Самарканде, где, как утверждал мой спутник, за небольшую сумму меня пристроит на ночь каждый второй. “Не бойся, город очень спокойный и безопасный”, — сказал Саша. Оставалось только найти этого второго.

Мы пару раз обошли здание в надежде, что перепутали дверь, и даже в очередной раз пообщались с охраной. Все, что я понял, дверь мы не перепутали. Дальше они повторяли ту же мантру, которая была за пределами наших лингвистических познаний.

Где-то на третьем круге наш дозор обнаружил открытую настежь дверь, которая вела в небольшой холл. Рядом с дверью некоторая табличка сообщала о чем-то, связанном с президентским лицеем. “Попробуем здесь”, — решил Саша, которому я к тому моменту уже полностью отдал свою судьбу. В холле стоял небольшой телевизор, напротив которого на диване в три ряда сидели подростки лет 16. Скажу честно, встретив в Москве такую компанию, я бы пошел в другую сторону. Саша был абсолютно спокоен, чем убедил меня в том, что это обычные узбекские подростки.

Наше появление, а надо понимать, что я был с рюкзаком и чемоданом, привлекло всеобщее внимание. Очевидно, мы были гораздо интереснее телевизора. Мой гид осведомился по-узбекски, есть ли кто-нибудь русскоговорящий. Мне он объяснил, что это поколении русского не знает почти совсем. Ребята посовещались аж с минуту. Результатом общего гомона оказалось выстреленное в воздух имя “Денис”, которое тут же привело к неожиданному затишью. Один из мальчиков, который на вид был младше остальных, поднялся и побежал наверх.

Через пару минут мальчик вернулся с Денисом, который очень вежливо на чистом русском осведомился, чем он может быть полезен. Сейчас я скажу лишь то, что отметил в тот момент: Денис был невысокий, крепкий парень, похожий скорее на русского корейца, чем на узбека. Он прекрасно говорил по-русски, а во всем его еще мальчишеском виде было что-то, внушающее уважение.

Саша кратко обрисовал ситуацию. Денис подумал и сказал, что никого из старших сейчас нет, но если ему дадут телефон, то он попробует позвонить. Можете представить шок, который я испытал, когда Саша спокойно вытащил из кармана и протянул Денису мобильный. Денис набрал номер и сообщил абоненту на другом конце провода, что пришел его очень хороший знакомый и просит приютить на ночь племянника. Сам Денис не против, но нужно разрешение. Знакомый надежный. Естественно, он видел нас впервые в жизни. Денис получил указания сверху, повесил трубку и вернул мобильный. Тут он немножко замялся и, как бы извиняясь, сказал: “Все нормально, но меня попросили взять у вас паспорт на время пребывания”. Я мысленно представил себе остаток жизни в рабстве у начальника общежития президентского лицея в Самарканде. Картина была совсем не привлекательной и, скорее, не ужасала, а вгоняла в тоску. Саша удивился не менее моего. Тут мне в голову пришла замечательная идея: я всегда вожу с собой копию паспорта на всякий случай. –А копия паспорта подойдет? Денис задумался. –Наверное, да.

Я отдал копию паспорта, и мы отправились на четвертый этаж, который отводился мальчикам. Здание было абсолютно убитым. С другой стороны, мне нужно было банально не болтаться с вещами по улице, да и в такой ситуации привередничать не пристало. Поднимаясь по лестнице я спросил у Саши, можно ли будет в такое время где-нибудь поужинать. Мой частный гид на тот вечер любезно согласился показать чуть ли не единственное заведение, которое должно было быть открытым. Тем временем, Денис признался, что испытывает некоторые затруднения с тем, чтобы открыть дверь в собственную комнату, но вещи можно будет оставить в помещении для ночной воспитательницы, где мы и оказались. Рюкзак с фототехникой и ноутбуком я решил взять с собой и покормить, чемодан же решил оставить. Я сообщил Денису, что вернусь через час-два и спросил, можно ли надеяться на сохранность чемодана. Денис заверил меня в том, что все будет в порядке, повернулся к своему “оруженосцу”, который все это время незаметно следовал за нами, и сказал: “Постой, посторожи. Чтобы никто даже не приближался! Если что, сразу позовешь. Ясно?” Мальчик спокойно и уверенно кивнул, не сказав до сих пор ни слова. Когда я вернулся через пару часов, мальчик стоял на том же самом месте. Он так никуда и не отходил…

Ужин

Мы направились в сторону единственного открытого в это время кафе. Саша немного рассказывал про свою жизнь, параллельно проводя небольшую экскурсию с историческими замечаниями. Есть люди, которые рождены для того, чтобы их слушали. Саша оказался одним из них. Он говорил спокойно и очень естественно. Ни одна деталь в его речь не была случайной, был лишь общий поток, который подхватывал и увлекал за собой. У Саши был замечательный литературный и насыщенный русский язык.

За те 15 минут, которые мы шли по редко освещенным переулкам, мой спутник сумел дать мне общее представление о текущей ситуации в стране, о почти утерянной удивительной древней культуре, о социальной обстановке, о достопримечательностях, которые стоит посмотреть, и даже о еде. Мне кажется, будь у него всего 2 минуты, Саша смог бы подготовить меня на базовом уровне к “выживанию” в Самарканде.

Ресторанчик оказался в изысканном небольшом домике с античным фасадом. Он удивительно органично располагался в некотором парке, масштабы которого мне тяжело было оценить в темноте. Внутри оказался один большой квадратный зал со столиками, покрытыми клетчатой клеенкой. Мужики внутри вяло сообщили, что выбор в такое время небольшой: цыпленок табака и салат с капустой. Саша сразу попросил лепешку и чайник зеленого чая. Размеры чайника меня впечатлили, а небольшие расписанные пиалы вызвали небольшой восторг с моей стороны (я большой поклонник китайской чайной церемонии, впрочем, без фанатизма). Салат был свежий, а цыпленок сочным и вкусным.

За ужином мы продолжили беседу, я немного рассказал о себе. Под конец мы оба чувствовали себя уставшими, но довольными. Я был рад найденному крову, Саша был рад встретить москвича. Он настоял на том, чтобы я забрал остатки цыпленка, который явно подходил для компании из трех человек, на утро. Он расплатился местными деньгами, которых у меня еще не было. Я не без труда уговорил Сашу взять 10 евро, тридцать раз спросив, покрывает ли это ужин. Саша отпирался долго. Слава богу, позже я узнал, что ужин я покрыл раза три (я вообще хотел дать Саше денег, но было очень неудобно).

Саша проводил меня до общежития. Я откровенно засыпал, а мой спутник понемногу впал в меланхолию. Я думаю, он вспоминал свою московскую семью, молодость, студенчество. Надежды, жену, которую, как мне показалось, он все еще любил. Да и назавтра ему нужно было рано встречать семейную пару из Австралии. Саша оставил мне свой адрес электронной почты, на всякий случай. Мы крепко, по-мужски попрощались. Я до сих пор помню Сашино лицо. Его умные, интеллигентные и добрые глаза. Тот дурацкий пакет с продуктами, который ему пришлось повсюду с собой таскать. Как это ни странно, он был мне немного благодарен. Я вызвал у него каскад воспоминаний и чувств, которые как-никак, а были неотъемлемой частью его нелегкой жизни. По крайней мере, мне так думается. Я не знаю, смог ли я в тот вечер вербализовать мою благодарность своему спасителю настолько хорошо, как мне того хотелось. Жизнь столкнула меня с человеком, с которым я провел вместе всего два часа в незнакомой стране и незнакомом городе. За эти два часа я пропитался к нему таким уважением, такими теплыми чувствами, кои я не испытываю к большинству людей, которых я знаю годы. Саша стал для меня воплощением удивительно бескорыстной доброты, которой так мало в нашем странном мире. Которой стоит всем нам поучиться.

С тех пор я Сашу не видел.

Advertisements

Written by Anton Fonarev

30/04/2011 at 14:30

Posted in Life, Travelling

%d bloggers like this: