Anton's Weblog

Another roof, another proof.

Студенчество, некролог

 Мне свою дорогу нести.
До свидания, друг, и прощай.

Сегодня я сдал последний экзамен в университете. Больше их не будет. Скоро у меня заберут студенческий (зачетку я не держал в руках уже давно). На вручении дипломов меня, видимо, не будет. Последние ниточки рвутся, если они еще есть.

Может быть, прозвучит глупо, но это были длинные, тяжелые и очень разные пять лет, по истечении которых у меня остались самые противоположные воспоминания и эмоции. Несколько из них я постараюсь воспроизвести ниже в порядке их появления в моей голове.

Математический анализ

Самый длинный курс, которым встречает факультет. Два изнурительных года изучения довольно технических вопросов. У нас был не самый худший семинарист с идеальным девичьим почерком, которым он аккуратно выписывал на доске все определения и теоремы. Я очень благодарен ему за то, что он никогда не мешал мне тихо заниматься своими делами. За то, что он максимально избавил меня от тягостной скуки. Все четыре семестра я сдавал досрочно именно ему. Каждый раз все начиналось с того, что меня посылали просить на это разрешение у лектора. Лектор отказать не мог, так как с данной просьбой я заставал его, перекрывая путь в собственный кабинет, столовую и, наконец, туалет. Все эти четыре раза я отвечал последний билет из списка вопросов. Каждый экзамен был, как предыдущий: —Вы все выучили? —Конечно! —И даже последний билет?

Экзамен по экономике

Данный предмет проставляют почти всем автоматом. Когда я пришел на последний семинар, выяснилось, что довольно приличного доклада не достаточно, чтобы простить мне половину пропусков. Остальные экзамены я сдал к тому времени досрочно, четверку не хотел. Решил готовиться. Чтобы не было скучно, выучил все. Абсолютно все, что было в годовом курсе, плюс немного вокруг. Это было что-то вроде испытания собственных сил.

На экзамене со всего потока была лишь дюжина бездельников, включая меня. Пока ждал своей очереди, ужасался от знаний окружающих. Когда она подошла, в аудиторию вошел молодой человек в костюме — аспирант, который вел семинары в нескольких группах. Начал отвечать со слов, что у меня полуавтомат (гарантированная четверка и право рассказывать только один вопрос из билета), но расскажу я все. Когда я упомянул ставку рефинансирования, мой экзаменатор осведомился, знаю ли я ее текущее значение. Так получилось, что я знал динамику за период, начиная с 92 г. И какой-то черт дернул меня за язык ее выдать. Мой собеседник внезаптно оживился и начал задавать вопросы. Очень много вопросов. Мягко скажем, он спросил у меня всю программу курса. Минут через 40 я уже понимал, что мои знания крепки, но скудны, так как мы неминуемо приближались к концу. Когда я уже выглядел, как выжатый лимон, товарищ спросил: “А вы какую отметку хотите?” Тут я нервно сглотнул и сдержанно сказал, что предоставляю ему оценить мои знания. Далее он попросил написать какую-то очень простую формулу, что я и сделал. Когда он заполнял зачетку, то впервые улыбнулся: “Мне было интересно, когда же вы сломаетесь”.

Научный руководитель

Мой научный руководитель вел у меня на первом курсе семинары по предмету, который называется “аналитическая геометрия”. С моей точки зрения предмет довольно бесполезный, но с точки зрения многих он знакомит на конкретике с многими понятиями, которые появляются позже.

Экзамен я сдавал досрочно во время зачета у другой группы. После окончания я подошел и спросил у него, могу ли задать неприличный вопрос. Будущий шеф сказал, что неприличный лучше не стоит. Я все же собрался с мыслями и сделал предложение: “Не согласитесь ли вы стать моим научным руководителем?” Вопрос его довольно-таки озадачил, потому что такового выбирают после второго курса, но никак не после первого семестра. Дальше около минуты диалог состоял из повторяющихся двух реплик. —У вас еще полно времени, вы десять раз передумаете. —Нет, не передумаю. Потом он внимательно смотрел на меня несколько секунд и сказал: “Хорошо”. Больше в своей жизни я буду нервничать, только когда решусь сделать предложение любимой женщине. Мне так кажется.

Этой осенью в одном замечательном городе в окрестностях Мадрида проходила конференция, посвященная юбилею моего шефа. Я очень хорошо помню, что говорил на праздничном ужине. Наверное, самой важной частью была следующая. С того момента, как я стал его учеником, произошло очень многое. Но не изменилось одно: я никогда не жалел и не буду жалеть о своем выборе. Мне тяжело выразить, сколько этот человек сделал для меня и для моей научной карьеры (если таковая состоится). Большое человеческое спасибо!

Дискретная математика

Есть такой предмет курсе на четвертом. У нас был очень крутой семинарист. Довольно молодой доктор, хороший специалист в своей области. Ему было абсолютно плевать на то, кто чем занимается. На занятиях решали действительно сложные задачи, в чем участвовали лишь несколько человек, включая меня.

Семинары были где-то в районе среды. В субботу должен был быть поточный досрочный экзамен, на который следовало получить допуск. Так получилось, что почти весь семнар я что-то рассказывал у доски, причем слушали меня, опять же, пара одногруппников, да семинарист. Незадолго до конца он дал мне еще одну задачу. Для правильного решения не хватало одного трюка, который должен был быть похож на что-то, рассказанное в лекциях. Я честно сказал, что на лекциях не был вообще, на что он резонно заметил: “Вы, кажется, очень хотели на досрок. Когда же вы готовиться будете?” Я ответил, что еще пара дней есть в запасе. Никто из тех, кто на лекции ходил, трюк вспомнить не смог. Поиск в тетрадях тоже не помог. Постоял, подумал. Придумал.

После окончания пары все столпились, чтобы узнать про допуски к досрочному экзамену. Когда дошла очередь до меня, он попросил у меня зачетку. Не особо понимая происходящего, я послушно ее предоставил (для зачета). —Во сколько приходить в субботу? —Да куда вам приходить, вы же ничего не знаете. Идите уже. Я отошел и открыл зачетную книжку. Зачета по этому предмету не было вообще. Он поставил мне экзамен.

Механика

Еще один предмет с очень устаревшей программой, которая никак не подходит для главного математического факультета страны. Стоит ли говорить, что я не мог его терпеть всем нутром. Так получилось, что мне нужно было уезжать до экзамена на конференцию. Семинарист разрешил мне сдавать с другой группой за день до отъезда. Это был первый экзамен в моей жизни, на который я пришел, не открыв ни одной книги, ни одного конспекта. У меня просто не было ни времени, ни сил на подготовку. Я не припас никаких шпаргалок и совершенно серьезно был готов на любую оценку выше двойки.

Я немного опоздал к началу, в результате чего мне предстояло выбрать из трех оставшихся билетов и занять в гордом одиночестве стол в самом центре пустого первого ряда. Я прочел вопросы билета и не понял, чего от меня хотят. Написал довольно простую задачу и начал просто ждать. Обычно в таких ситуациях положено нервничать, но я спокойно ждал своей участи, ибо сил не было даже на стресс.

Отвечать я начал последним. Ко мне подсел довольно пожилой, но крепкий и бодрый преподаватель в очках, который сразу же удивился моему пустому листу с очень скромным решением задачи и полным отсутствием вопросов билета. “Ну что же, давайте программу — разберемся, что вы вообще знаете”, — весело сообщил он. Программы у меня тоже не было, так что пришлось у кого-то просить. Начали с первого вопроса. Я не могу сказать, что вообще ничего не знал по предмету. Если быть точным, я ничего не знал по прочитанному курсу, поэтому начал излагать общую теорию, которая несколько не укладывалась в основную программу. Экзаменатор оживился и начал задавать вопросы. Я говорил довольно долго, народ почти весь разошелся. Некоторые преподаватели удивленно прислушивались к нашей беседе. В какой-то момент он просто меня остановил и задумчиво сказал: “Вы очень много знаете! Я бы сказал, гораздо больше, чем излагается в стандартной программе. При ваших способностях, могли бы и выучить курс!” Я устало улыбнулся: “Не было ни сил, ни времени. Может быть, позже выучу”. Он уже заполнял зачетку и посмотрел на меня лукаво: “Честно?” Я не смог соврать этому человеку: “Нет”.

Вместо заключения

Я не люблю мехмат. Он стар, неповоротлив. Для меня он представляет все противоположное абсолютной научной свободе. Говоря прямо, мехмат я ненавижу. Я изложил несколько добрых воспоминаний, благодаря которым я вытерпел эти пять лет ада. В центре каждого из них стоят люди, которые каким-то чудом остались в этой степи бюрократии. Которые подгоняли меня, подстегивали, вселяли какую-то уверенность в том, что потом будет иначе. Конечно же, я не могу перечислить и назвать их всех. Как ни странно, их не так уж мало. Да и не так важны их имена. Главное, что благодаря этим людям по прошествии пяти лет у меня остались очень хорошие воспоминания. Не о факультете. О них.

Большое вам спасибо!

Advertisements

Written by Anton Fonarev

01/06/2011 at 00:27

Posted in Life, Mathematics

%d bloggers like this: