Anton's Weblog

Another roof, another proof.

Comfort

Я очень люблю фотографию, как искусство. Сам снимаю довольно посредственно, но регулярно хочется — есть потребность. Потребность я удовлетворяю в поездках, ибо в Москве как-то не получается. Когда-то не хватает времени, когда-то просто не хочется. Если учесть, что снимаю я либо города, либо пейзажи, то это не столь удивительно. Родной город приедается и выглядит каким-то запасным вариантом. Вроде того, что всегда успеется…

В фотографии есть два два очень тяжелых направления, которые мне до сих пор не давались никак, даже по сравнению с остальными жалкими потугами. Первое, одно из самых сложных, — репортажное фото. Его я обсуждать не хочу. Второе — портрет. Проблема последнего лежит на поверхности: с тех пор, как довольно приличные камеры стали общедоступны, особенно, цифровые, на нас ринулся такой поток шедевров народного творчества, что отделить плохой портрет от хорошего не то, чтобы сложно. Просто хороший найти исключительно тяжело.

Для меня суть портрета в том, чтобы передать в статике огромный объем информации: эмоции, характер, историю, настроение. Если учесть, что это сложно сделать с недвижимыми объектами вроде зданий, то с живым человеком (а мы говорим еще уже — о лицах) сотворить такое могут единицы. Хороший профессиональный портрет завораживает, притягивает и не отпускает. Как и любая высококлассная фотография.

Где-то весной мне захотелось попробовать что-нибудь новое и поснимать. Дабы не утруждать себя, я совместил проблемы в одну: “попробовать поснимать что-нибудь новое”. Вспомнив про два неподдающиеся жанра, решил их слегка совместить, упрощая (или усложняя) себе задачу. Нужно было выбрать место и время. Со временем вопрос решается легко, так как я ничего не мыслю в профессиональном свете. Архитектуру снимают утром или вечером, когда свет теплый и приятный. Значит, вечером. На самом деле, выбор времени сразу вносит некоторое ограничение на место, ибо солнце должно освещать людей, а точнее, их лица.

Подумав некоторое время, я решил, что оптимальным вариантом будет мост, ведущий к бывшему бассейну “Москва”. Свет там приятный, мост пешеходный и горбатый. Народ вечером имеется всегда. Кроме того, у меня была “великая теория” о том, что если сесть сбоку и пониже перед горбом, то прохожие не сразу тебя заметят. Таким образом, остается окно в несколько секунд, во время которого они полностью заняты собой и не успеют скорчить недовольную рожу в объектив.

Long story short. Пара часов, простуда, затекшие ноги и зад, пара сотен снимков. Теперь началось самое интересное: смотреть и отбирать. Для начала я выкинул всех, кого не помнил. Оказывается, за десятки секунд, что ты видишь человека, он тебе либо запоминается, либо нет. Помнишь того, кто интересен. Кто, откуда, сколько лет, куда идет, о чем думает, что делал? Все вопросы без ответа. Часть из них додумываешь. Чем интереснее человек, тем лучше работает фантазия. Итак, оставили тех, что пришли с тобой в голове домой. В этот момент начинается ступор, выйти из которого я не мог. Объективная оценка “творчеству” была явно ниже среднего, но люди на фотографиях были явно недовольны тем, что их сейчас также сотрут. Они же запомнились! Они же интересные! Не то, что те инкогнито из первой партии.

Посовещались со свежеиспеченными незнакомцами. Пришли к выводу, что нужно кадрировать. Все снимки сделаны с одной точки, но при разном свете и немного в разных направлениях. Семелое и немного идиотское решение — соотношение 1:1. Квадрат, господа. Притом, пишут же умные люди о том, что так делать стоит только в тех случаях, когда вы уверены в своей правоте. Но дяди — где-то там, а люди — тут. Ждут и волнуются. Всех покромсали, оставив головы в более или менее одинковой пропорции.

Новая мертвая точка остановила процесс на неопределенный срок. Я упорно смотрел в монитор, расположив на нем все отобранные оквадраченные фотографии, народ притих. Долго думать о том, что ничего не получается, вредно. Голова может разболеться. Как-то незаметно я вернулся к тому, кто же эти прохожие. Каждый чем-то привлек, за каждого была написана фальшивая биография с бредовыми, но натуральными подробностями. Впадая в тягостное сумасшествие, я заметил, что мои подопечные стали, видимо, от скуки, знакомиться и разбиваться на пары. Делали они это молча и совершенно без моего участия.

Лед тронулся, осталось сделать подписи. Тут и квадраты оказались очень кстати, и незнакомцы успокоились, что их не выбросят. Получилось что-то такое.

Когда работа была почти закончена, я заметил, что фотографий нечетное число. Я думал сгруппировать вместе три, но люди противились: им нравились пары, в которых они состояли. Осталась одна фотография, которая надежно хранится у меня в памяти. Чем больше я на нее смотрел, тем больше сомневался в верности первого впечатления. Пара, идут рядом. Довольно быстрым шагом. Она немножко моложе, одеты очень хорошо. Легкий налет благородной буржуазности. Он разговаривает по телефону, она молча идет рядом. Рутина и работа убили очередной совместный вечер. Закатная стадия светлой части отношений. Все просто.

Чем больше я о них думал, тем меньше верил в эту легенду. Я прекрасно помнил, как они появились на горизонте горба, как они шли. Очень спокойно и уверенно. Не за руку, но рядом. В шаг, глядя вперед. А скучала ли? Куда идут — не ясно. Откуда — не понятно. Вообще-то не скучала. Слишком спокойно шла, слишком уверенное лицо. Немного вздернут нос, прищуренные глаза. Недовольства нет, есть яркое солнце. Отдалились? Нет, идут рядом. Каждый у другого в доверительной зоне. Она прошла, как каравелла по зеленым волнам, а они прошли по мосту, лавируя между прохожими, как небольшая яхта для двоих из красного дерева. Молча выбирая маршрут. Этим людям не нужна была пара, они и так были вдвоем. Им было очень комфортно в этой рутине, суматохе, вечерней усталости, вынужденном звонком молчании. Хорошие ребята, честное слово!

Через месяц я сидел на лучшем из всех, что я посетил за последние годы, концерте Лени Федорова. И как-то понял, что соскучился по такому вот комфорту.

Вчера начал разбирать весь архив за последние годы. Десятки сотен фотографий, а вспомнил сразу про этих ребят. Подумал, что мне нынче тоже довольно комфортно. Решил вот привет им передать. Плывите, господа! Семь футов под килем!

Advertisements

Written by Anton Fonarev

17/08/2011 at 00:08

Posted in Art, Photography

%d bloggers like this: