Anton's Weblog

Another roof, another proof.

Мозаика II

На самом деле каждый из нас – театральная пьеса, которую смотрят со второго акта.
Все очень мило, но ничего не понять.
(Хулио Кортасар)

Первая часть

Безответственность

Я бы не назвал себя ответственным человеком. На первых курсах, когда семинаров было еще много, а на них приходилось ходить, мне приглянулись две ручки. Обе отлично писали, причем сходство состояло только в цвете чернил (уже тогда я почти полностью перешел на черные) и высокой цене — около 100 рублей за ручку. Понятно, что в десяти сантиметрах лежали собратья в десять же раз дешевле, но рассуждал я всегда так: «Раз уж мое основное занятие — писать на бумаге непонятные каракули, то делать это стоит хорошим и удобным инструментом».

Все бы ничего, но очень быстро я ручки стал терять. Ручка у меня почти всегда находится в правом кармане и является частью одежды. Если учесть, что одежда — в некотором смысле часть тела, а тело — часть моего «Я», то не найти в кармане ручку, которая там должна быть, — сродни тому, чтобы неожиданно обнаружить отсутствие, скажем, мизинца. Смесь удивления, негодования и той компоненты боли, которая не физическая, а сигнализирует о варварском вторжении в это самое «Я».

Озадаченный потерей я пошел и купил еще две ручки. Через пару недель исчезла одна из них. Вторая тоже не заставила долго ждать и присоединилась к подруге. Следующие несколько месяцев я терял примерно по ручке в неделю. Одна за одной они дезертировали в неведомое место, а я шел и покупал еще. В виртуальном бюджете даже появилась особая статья, которая по размерам была соизмерима со всеми остальными расходами на канцелярские принадлежности вместе взятыми.

Конечно, настал момент подумать о целесообразности данной траты. Ведь траты можно было сократить в десять раз. Ведь выгодно! Ведь и за десять рублей ручка пишет. И не исписывал я свои совершенно: сбегали они гораздо раньше. Тем не менее, мне нравилось писать исключительно моими непокорными ручками, потому я смирился. Полная непрактичность вкупе с совершенной безответственностью, конечно.

Прошло где-то полгода, как рассеянность вдруг исчезла. Или ручки стали покладистей. Не знаю уж, что произошло, но знаю следующее: уже позже я вспоминал этот вот период и неожиданно понял, насколько был счастлив!

Сосредоточенность

Имеется два противоположных состояния ребенка. Первое подразумевает, что он ни на чем не может сконцентрироваться и все время отвлекается на глупости. Очень редко, но бывает иначе.

Некоторое время назад мне пришлось наблюдать занимательную сцену. У кого-то из жителей соседнего подъезда происходила доставка строительных материалов. Помимо статичного фургона имелись три действующих лица: грузчик, молодой мужчина и очень молодой мужчина. Тут стоит отметить, что иногда можно повстречать ребенка, одетого совершенно по-взрослому. Вельветовые брюки, пуховик, ботинки — все это в несколько раз меньше чем, скажем, моя одежда, но выглядит совершенно так же. Очень молодой блондин выделялся еще и тем, что в свои предположительные четыре года стоял без шапки с растрепанными волосами и с озабоченно-серьезным взглядом смотрел на происходящее. Изредка он порывался взять у грузчика или отца увесистую пачку досок или мешок с сухой смесью, в котором с легкостью поместился бы сам.

Довольно быстро младший участник смирился с тем, что тяжелая работа пока еще ему не под силу. Тем не менее, он всем своим видом требовал какого-либо задания, отстаивая 37 статью конституции.

37.1 Труд свободен. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию.

Оценив ситуацию, отец вручил помощнику ключи от дома (надо заметить, что подъезд был открыт) и наказал неукоснительно их беречь и носить. Помощник удовлетворился заданием, которое начал исполнять немедля, с предельной концентрацией.

Понаблюдав вдоволь, я продолжил свой путь, задумавшись о том, как совершенно свободный от каких-либо тягот ребенок вдруг сам решил воспользоваться своим врожденным правом, причем выбрал именно то, которое подразумевает добровольное возложение обязанностей.

Права и свободы

Вторая глава конституции называется «Права и свободы человека и гражданина». Если аккуратно ее прочитать, то словосочетание «человек и гражданин» употребляется в ней почти повсеместно. Ну, за исключением нескольких устаревших статей вроде 31. Значит, можно отталкиваться от предположения, что права и свободы — это одно и то же.

Пару месяцев назад один очень близкий и уважаемый мной человек вскользь высказал тезис о том, что ребенок гораздо свободнее взрослого. Тезис глубоко меня поразил, и я периодически думал на эту тему с тех пор. С одной стороны кажется, что дети довольно жестко ограничены в своих возможностях. Начиная с грудного возраста, когда никто не даст тебе попробовать суп харчо. С другой — если свобода измеряется в правах, то необходимо учитывать, что у ребенка не так уж много обязанностей. Даже родителей слушаться не обязательно при том условии, что ты должен быть готов понести наказание.

Чем больше я об этом думал, тем больше убеждался в том, что дети и вправду свободнее взрослых. Чем дальше мы живем, тем больше связываем себя обязанностями и обязательствами. Если когда-то мне казалось, что счастье кроется в свободе, что бы это слово ни значило, то получалось, что со временем будет только хуже. Единственный выход при такой логике — как в той шутке о математике, который очень сильно на всех разозлился и, избавившись ото всего на свете, оказался единственным элементом в пустом множестве.

Advertisements

Written by Anton Fonarev

18/04/2012 at 18:58

Posted in Life

One Response

Subscribe to comments with RSS.

  1. […] и вторая […]


Comments are closed.

%d bloggers like this: