Anton's Weblog

Another roof, another proof.

Things will never be the same again

Не знаю, чего я ждал от этой поездки в Америку… Думается, практически ничего. Дальше будет сумбурно, а потом одна мысль.

Сумбурно… Сумбурно до последнего момента менял детали маршрута и транспортные средства. Автомобиль решительно отменили в последний день. Остались самолет, метро, метро, метро, автобус, автобус, автобус, электричка, электричка. Впереди еще паром, поезд, автобус, много раз метро и, наконец, самолет. Велосипеда только что нет.

Открыл для себя пятую авеню от тридцать четвертой до Cental Park’a. Проникся… Холодно, а местные ходят кто в шубах, кто в колготках летних. Ветер, ветер, ветер, влажный и холодный ветер. На дворе -7, а feels like все -20. Ах, да… Мы же тут все на острове. А пятая авеню прекрасна, да. В точности, как мне объясняли, ни в какое сравнение с шестой.

Америка населена безвкусными людьми. Видимо, такие уж переселенцы попались. А еще это страна, которая вывела на высочайший уровень рекламу. Наверное, поэтому эта сама реклама настолько убога в «одноэтажной части». Да и вообще, за пределами Манхэттена. Times Square вечером меня поразила… Мониторы высочайшей четкости. Яркие, контрастные, огромные. Нереальные просто мониторы. Удивила, да… Правда, только этим. В остальном — лучше держаться подальше, в приятной части.

Хорошая реклама, конечно, еще встречается. Докрашивают, но уже распахнули двери главного собора. Собор зовет всех в свой твиттер — прогресс наступает на церковь (или церковь наступает). Тут же надпись: «In the city that never sleeps, everyone needs a place to pray». Проникновенно… Особенно, когда ветер пронизывает. А еще тут есть люди, стоящие рядом с магазином с табличкой о том, что в оном магазине скидки.

Одноэтажную Америку описать нельзя. Познер с Ургантом описали, но все равно поражает. Идешь час вдоль шоссе. Дома стоят с изрядными интервалами, машины проносятся, светофоры есть. Идешь так час с небольшим, встречаешь всего двух людей. Один стоит с табличкой «здесь сегодня покупают золото», другой — бомж. А жизнь, конечно, либо в машине, либо около молла.

Именно в Америке 4 августа 1930 года в помещении бывшего гаража открылся первый настоящий супермаркет. Супермаркеты (те, что настоящие) действительно клевые. Правда, пока до них дойдешь, встретишь всего пару людей. Это мне не кушать хотелось, а на страну посмотреть.

Конечно, всем интересно, как у вас дела. Одноэтажным действительно интересно, как у вас дела. Садишься в автобус из кампуса в центр, спрашиваешь, сколько стоит билет. Водитель выясняет, откуда, когда, надолго ли, где, как, когда, куда, о чем доклад… Через две минуты выясняется, что проезд-то бесплатный.

Одноэтажный город считает необходимым иметь пожарную станцию, два отделения банка (можно одного и того же), двух агентов по недвижимости, три салона красоты, трех юристов, четыре церкви, четыре бара, пять заведений общественного питания и двадцать домов. С увеличением числа жителей все это растет прямо пропорционально. Да, забыл совсем… Реклама: улыбающаяся семья, человек двадцать (снимок свежий, композиция не менялась последние несколько десятков лет), все в белых сорочках и черных костюмах. Надпись гласит: «Позвольте нашей семье позаботиться о вашей!» Так вот, забыл… Похоронное бюро и кладбище.

Белки в Нью-Йорке к зиме еще жирнее. По кампусу в Стони Бруке ходят какие-то здоровенные гуси. Похожи на группы туповатых качков, преисполненных достоинства. Обычно ориентированы в одну сторону. Приходят, щиплют травку, потом могут стоять и четверть часа куда-то смотреть. Например, в глухую стену. Постоят, посмотрят… Потом сядут. А у одного мужика в огромном пикапе сидела хаски. Дядя покупал себе кофе в закусочной и восторженно орал так, что слышно было через стекло: «Быстрее, быстрее! Нельзя надолго оставлять собаку в машине. Меня оштрафуют, моя хаски недовольна!» А мы с хаски на улице смотрели друг другу в глаза. Я — в голубые, она — в серые. Но дяде выдали кофе, и нас разлучили.

Самый крутой факультет/научный центр из мной посещенных — Newton Institute в Кэмбридже. Там так хорошо, что даже работается. Теперь вот добавился Simons Center. Тут тоже работается, секретарши безумно понятливые, офисы — «прям ваще», а в кафетерии итальянский шеф-повар. Еще есть терраса, на которой можно курить, в 3:30 p.m. подают чай, а на этажах стоят правильные кофеварки Lavazza. Элегантно и незаметно встроены в стену туалета диспенсеры тампонов и… презервативов (25 центов за штуку)! Хм… А что, вот сижу я в офисе, приходит жена…

Вернувшись из Америки в конце августа, я понял, что жизнь уже никогда не станет прежней. Это правда. Вернувшись в Америку теперь, я вдруг понял, что восстановился. Totally recovered, как здесь говорят. Впервые за долгое время totally stable. Physically and mentally, что называется. Я могу работать, заниматься наукой. Могу идти по улице и смотреть по сторонам. Легко переношу переезды, которые занимают hours and hours of my time. Черт побери, у меня все хорошо. Семья и любимая девушка, по которым я дико скучаю. Друзья где-то там… Доволен вторым докладом. Поездка еще немного затянется, но оно того стоило — вернуться, чтобы понять. I’ve moved on. Да, я не могу покататься с отцом на лыжах. Да, мне безумно одиноко в моей постели. Да, я не могу поболтать с мамой. Да, друзья отделены океаном. Вот и все мои проблемы. Проблемы, которые очень скоро решатся… Ну, не будет жизнь такой, как прежде. Будет еще лучше! Ведь правда, красавица?

Advertisements

Written by Anton Fonarev

30/01/2013 at 10:07

Posted in Life, Travelling

%d bloggers like this: